Янв 10
FacebookTwitterGoogle+Blogger PostОтправить

Богословие — вечно актуальная область знаний. Потому что невозможно создать богословскую систему, вмещающую в себя Бога. Любые богословские границы Он разрушает новым откровением о Себе.
Заниматься серьёзным богословием — это как играть с Богом в прятки. Только теперь уже не мы, по примеру Адама, прячемся от Него, а Он от нас.
Тогда, в Эдеме Бог видел Адама в кустах, но всё равно спрашивал «Адам, где ты?». Ему не нужно было знание о том, где Адам, это Адаму нужно было осознать, где он теперь на самом деле.
Богословие — это наш вопрос «Бог, где Ты? Какой Ты?» И вроде бы мы знаем ответ, но он всегда связан с опытом прошлого. Хорошее богословие как раз и есть поиск ответа на то, где и каков Бог сейчас, а не вчера или тысячу лет назад.
Upd. Можно вспомнить Малахии 3:6 «Ибо Я — Господь, Я не изменяюсь…» и другие подобные тексты.
При этом неизменный Бог может по-разному присутствовать в нашей жизни, «поворачиваться» к нам новыми гранями Своей личности. Он способен нас вечно удивлять, иначе сама вечность не имеет никакого смысла.

written by gv

Янв 10

В Печерском патерике (да и не только в нём) частенько встречаются очень коротенькие «жития». В общем-то это даже не житие, а упоминание о том, что вот жил такой-то.
Из-за скудости информации этих святых и не поминают толком.
Даже удивительно, как вообще они в синаксари попали. В памяти о них нет ни чудес, ни подвигов. Просто когда-то они достойно прожили земную жизнь и кто-то их так любил, что передал память о них следующему поколению верных. Так через века эта память добралась до нас.
И вот о чём я подумал — как же хорошо, что у нас есть память о святых, которые не впечатляют ни аскетическим экстримом, ни спецэффектами. Память о них не замутнена фейками, отталкивающими людей от Церкви. А ещё их «жития» плохо конвертируются в материальные блага. Может это и есть признак настоящей святости?

written by gv

Янв 10

Пора признать, что универсального варианта изложения христианского учения не существует.
Любое объяснение/выражение нашей веры обусловлено мировоззренческим и культурным контекстом.
Сейчас, когда бок о бок живут люди разных культур, богословское дерзновение крайне необходимо.
Если держаться за устоявшиеся формулировки, то миссионерство людям другой культуры надо начинать с навязывания им нашей культуры и нашего понимания мироустройства. Но это не тот принцип, которого придерживались апостолы, по крайней мере, Павел.
С иудеями он был как иудей, а с эллинами, как эллин. Павел упорно боролся против того, чтобы сперва обиудеить эллинов, а затем быть с ними как иудей с иудеем.
Поэтому, если мы хотим подражать Павлу, как он Христу, нам надо каждый раз переосознавать Евангелие и переводить его на язык другой культуры. Это, естественным образом требует создания нового богословия, «заточенного» под конкретное мировоззрение.
А переводить наши привычные богословские формулировки на язык другой культуры — дело крайне неблагодарное.

written by gv

Янв 10

Авторитетность, приписываемая тем или иным мнениям, может превратить их из интересных в скучные.
Некоторые мнения как раз тем и привлекают, что не бояться возражений и критики.
Когда же настаивают на их неоспоримости, от них хочется отмахнуться.

written by gv

Янв 10

Готовлю занятие о Церкви.
И вот подумал, что сон часто сравнивают со смертью и наоборот.
Сон Адама был необходим для сотворения Евы.
Также со смертью Христа.
Его смерть была тем необходимым сном, без которого невозможно было сотворение Невесты Агнца.

written by gv